XVI МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКИХ ДЕБЮТОВ
Дух огня Spirit of fire Най ангки
Дата проведения мероприятия
1 марта - 7 марта 2018
Русский English
Версия для слабовидящих
Группа Вконтакте
Instagram
Facebook
Алексей Благовестнов: Главный вдохновитель для меня – искусство кино
26.02.2018, 15:00

Алексей Благовестнов – известный российский скульптор из Москвы, автор памятников, установленных не только в России, но и за рубежом. В интервью художник рассказал о своей творческой философии, памятных работах и впечатлениях от Ханты-Мансийска, где он был не однажды. Беседа с Алексеем Благовестновым состоялась в преддверии фестиваля кинодебютов «Дух огня» в Ханты-Мансийске, где установлена одна из его скульптур – памятник одному из создателей кинофорума Александру Абдулову.

- Ваш отец – известный российский скульптор Алексей Иванович Благовестнов. Получается, что Ваше профессиональное будущее было предопределено?

- Оба мои родителя – скульпторы. Отец закончил Суриковский институт, где впоследствии учился и я. Мать же — самородок, она училась на модельера, потом стала заниматься скульптурой. Но их с отцом вкусы и пристрастия в скульптуре были совершенно противоположны: если отец — приверженец классической академической школы, реализма, то матери ближе были французские художники рубежа 19-20 веков, экспрессионисты.

У меня была полная свобода выбора профессии. Я был настоящим советским ребёнком из интеллигентной семьи — учился музыке и фигурному катанию. С детства я мечтал быть композитором, хотя, конечно, был погружён в профессиональную художественную среду, посещал выставки, знал всех художников, учился в специализированной художественной школе. В какой-то момент я оказался на распутье — чем заниматься? Спортом — тут смущала короткая спортивная жизнь — только лет до 30. Музыкант-исполнитель тоже имеет ограниченную славу – в основном у современников.

Скульптура же мне показалась наиболее долговечным искусством и в итоге выбор пал на неё. При этом я осознавал, что на одном мастерстве в искусстве далеко не уедешь и, чтобы остаться в истории, нужно создать свой неповторимый мир — не просто манеру, набор приемов, которым живет большинство художников, но мир образов, которые могли родиться только у меня.

-   Большинство Ваших работ связано с миром искусства – скульптуры Виктора Цоя, Рублева, Александра Абдулова, группы ВГИКовцев... Когда Вы создаете скульптурные образы, чем мотивируете выбор героев?

- Для меня как для русского художника самое важное – передать душу, психологию. Моя задача – не столько изобразить человека, но показать его чувства и мысли. Передать это в скульптуре можно прежде всего в образах людей искусства, для которых эмоции – их рабочий инструмент.

Через своих героев я постигаю смысл искусства — для меня общение с этими образами подобно прочтению хорошей книги или путешествию. Конкретизация личности связывает нас со временем. Поэтому я никогда не леплю абстрактных персонажей, но всегда конкретных. Даже в серии работ, посвящённых художникам итальянского возрождения, я иду в постижении их образов через лица конкретных моих современников и через конкретные имена этих художников. Кстати, в Ханты-Мансийске хранится первая моя работа на эту тему — Джотто (в гипсе). И в других работах, которые также были мною подарены в один из музеев Ханты-Мансийска — ранних, студенческих ещё работах явственно проступает мое намерение искать конкретные имена моим работам. Магнус Великий (2000 г.) - это средневековый философ-схоласт Альберт Магнус, то есть великий, который жил в 13 веке, был наставником Фомы Аквинского. Альберт примирил христианское учение с античной философией Аристотеля, он похоронен в Кельнском соборе, который потряс меня, и эта работа возникла после моей первой поездки в Европу. И третья моя работа в Государственном художественном музее Ханты-Мансийска — скульптурное объемное воспроизведение автопортрета Альбрехта Дюрера из Мюнхенской пинакотеки – в котором впервые художник сравнил себя с Создателем.

Начиная скульптуру, я пытаюсь восполнить то, чего и кого мне недостаёт в жизни, вернуть в нашу жизнь тех, кто ушёл, не возводя их на пьедестал, не отрывая их от нас, а поместив в сегодняшнюю жизнь. Поэтому я никогда не ставлю скульптуру на постамент с надписью. Сергей Соловьев сказал на прошлом фестивале, что возможность пожать руку Андрею Рублёву рождает в нем поразительное чувство. Именно ради этого я делаю свои скульптуры, а выбор героя определяется тем, кого мне в моей жизни не хватает.

-   Где черпаете вдохновение? Что побуждает творить?

- Главным вдохновителем для меня является искусство кино. Меня интересуют такие вопросы, как жизнь и смерть, драматургия образа.

Система вдохновения художника — это его лицо. Сегодня нельзя вдохновляться многими вещами, которые вдохновляли художников раньше, например, просто красотой женщины, мужественностью мужчины, очарованием юности — это стало настолько общим местом, что современное произведение неминуемо становится банальностью в пластических искусствах. Для меня источник вдохновения — сильные, порой даже трагические переживания, встреча с яркими творческими личностями, архитектура и пространство. Вообще, источник моего вдохновения неисчерпаем, поскольку он внутри меня и питается всеми моими впечатлениями, моей жизнью, моими эмоциями, постоянной метаморфозой рождаемых мною образов.